вторник, 1 декабря 2009 г.

Часть 1. Глава 1.

- Ах ты сука такая. Сейчас мы тебя уделаем. Ну давай высунься, ну еще немного, еще. Так. Так. Ну молись. - На щеке показавшейся из окопа, рядом с каким-то кустиком неопределенной породы, головы возникло грязно-красное пятно. Ничего не понимающие глаза блеснули на солнце, в последний раз и исчезли в могиле окопа. В правом ухе у Роя стояло эхо от выстрела, в этот раз почему-то особенно долго. Оно не проходило и не проходило и чтобы прийти в себя Рою пришлось осесть в своем окопе, он откинулся спиной на влажную землю и понял, что никакое это не эхо, а простая нудная головная боль. Окоп был странной прямоугольной формы вытянутый поперек к фронту, когда они пробились на эту позицию Рой выбрал себе этот окоп сам не зная почему. Теперь же он был доволен этим - можно было сесть и вытянуть ноги. Ноги тоже видимо были рады неожиданному отдыху, им было так хорошо, что шевелиться, а тем более вставать они явно не собирались. Небо как всегда было затянуто серой грязью, смотреть на него было противно, но больше смотреть все равно было некуда и Рой закрыл глаза. Головная боль передвинулась с висков на лоб и там развернулась во всю свою мощь, при этом нисколько не пытаясь уйти или по, меньшей мере, чуть поутихнуть.

- Ну и что мы делать теперь будем? - спросил сам себя Рой. - А ведь это пожалуй первый раз у меня голова болит с самого начала этой бойни.

Стрельба снова возобновилась, причем выстрелы раздавались чаще чем прежде, послышались и редкие на этой войне автоматные очереди. Пошел частый мелкий дождь. С завидной готовностью стали размножаться лужицы на дне окопа. Рой так и сидел только уже с открытыми глазами и в каком-то оцепенении наблюдал за этой радостной цивилизацией луж. Пуля, с шипением прорывшая себе глубокую нору в сырой земле, привела его в чувство. Пришлось подниматься. Рой выглянул из окопа и увидел бегущих прямо на него людей, их было довольно много, и стало ясно, что их потрепанная во многих схватках давно не знавшая привала и отдыха часть не выдержит такого напора. Он оглянулся и посмотрел в спины убегающих, некоторые из которых падали.

- Все правильно надо смываться. Только пожалуй я опоздал. - атакующие были уже в метрах сорока от него. Рой рухнул на дно своего окопа, который благодаря своей форме теперь очень отчетливо напоминал могилу, усмехнувшись Рой попытался лечь в наиболее неестественную позу. Надежда была только на то, что чертовы северяне также измотаны и не станут искать и добивать раненых.

Аритмичный топот приближался довольно медленно - бежать приходилось в гору по мокрой глинистой почве. Роя стала смешить мысль, что они выглядят также тупо, когда по приказу поднимаются в атаку так, как будто в этой войне, когда линия фронта завязавшись узлом перестала существовать, было так важно наступаешь ли ты или отступаешь, ведь вполне возможно, что они наступают себе же в тыл. Сейчас эта мысль о бессмысленности всех этих трепыханий, возможно не такая уж и смешная, развеселила его до такой степени, что Рой испугался, что не сможет успокоиться до того как его обнаружат. Со всей силой сдавив мизинец одной руки пальцами другой он попытался успокоится. Но это ему удалось только после того, как шаги раздались непосредственно рядом с окопом. Расслабившись, он обмяк и если не замечать, что он забыл остановить дыхание, стал напоминать труп. Но исследовать его никто не собирался и несколько пар чьих-то ног протопали над его головой.

Дождь не переставал, и одежда уже промокла вполне основательно. Руки и ноги затекли, но он, хотя поблизости и не было слышно людей, почему-то боялся поменять позу. До темноты оставалось недолго и Рой решил дотерпеть в таком положении.

В сумерки дождь усилился и общество луж слилось наконец в экстазе в одну большую, и перемешавшись там, стали норовить затечь в сапоги Роя. Это послужило сигналом к действию. Поднявшись он осторожно осмотрел окрестности: ни сзади ни спереди не было или не было видно никого. Это обнадеживало. Осталось решить в какую сторону идти. В принципе было все равно - своих, как впрочем и не-своих, можно было встретить в любом направлении. Но если подумать, можно понять, где наверняка встретишь своих избежав при этом столь ненужных встреч с противником. Повспоминав немного последние слухи, собственные путешествия, виденные им колонны раненых и свежего пушечного мяса, представив, довольно смутно, местность с высоты птичьего полета, Рой выбрал направление вдоль рубежа, который они обороняли или захватывали. Судя по отсветам на небе от зашедшего солнца стало ясно, что он пойдет на северо-запад.

Попрощавшись с окопом сослужившим свою службу и не предавшим в трудную минуту, Рой начал спускаться по скользкому склону холма. Небесная вода - дар неба - постаралась на славу. После третьего падения Рой стал ругаться в голос. Спустившись к подножию холма весь в грязи и в ушибах, он грохнулся в какую-то яму с довольно мягким дном. От неожиданности он опешил и замолчал. При ближайшем рассмотрении яма оказалась окопом, а дно трупом, в свете взошедшей мутной луны Рою показалось, что у него три глаза - третий на щеке.

- Друг, подари винтовку. А то свою потерял. - Он выдернул из под убитого винтовку за торчащий приклад, а пошарив в карманах нашел несколько патронов, подобие бумажника и обгрызенный сухарь. - Непонятная вещица, но в хозяйстве пригодится.

Сухарь размок и плохо пах, да и вообще противно, - пришлось выкинуть. Рой вылез из этого свежего склепа и двинулся в соответствии с планом на северо-запад, хотя в темноте он не был уверен что идет туда, куда задумал. Луна скрылась за более плотным слоем облаков, дождь кончаться и не собирался.

Пятница 7 Июля 1995

Комментариев нет: